СПЕЦПРОЕКТ
ПО ПРАВУ ПАМЯТИ.
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ

Череда поколений успела родиться и вырасти, повзрослеть и состариться, страна пережила множество преобразований, но Победа в той войне — бессмертна. Ещё живы те, кто прошёл войну, встретил День Победы в Берлине, подняв русский флаг над Рейхстагом, кто ходил в разведку и защищал тыл, кто метко стрелял и лечил смертельно раненых. В нашем университете ещё остались такие люди.

Это живые воспоминания о войне, о МОПИ и его эвакуации, о том, каким в 1940-е был наш институт, его преподаватели и студенты. Мы сохранили особый слог каждого рассказчика, и, читая, Вы легко представите себя в качестве собеседника, здесь и сейчас слушающего о событиях тех далёких лет.

СОЗДАНИЕ МОПИ. ОБЛАСТНОЙ КОНТЕКСТ

Московская область, Основные показатели экономики округов
Когда в 1929 году была учреждена Московская область, стал актуальным вопрос создания вуза областного подчинения. Его учреждение было важным для реализации образовательной, просветительской деятельности.
Московская область сразу заняла роль флагмана в культурно-­просветительской политике советского государства. Наиболее заметными по сравнению с другими регионами были успехи в реализации курса преодоления безграмотности. Достаточно указать, что по количеству библиотек Московская область опережала Москву.
По данным на 1941 год: 1476 библиотек в области и 1282 библиотеки в Москве. Если по СССР в целом в результате борьбы с неграмотностью к 1939 году средний процент грамотных составил 83%, то в Подмосковье – 93–95%.
Советская школа 1940-х годов
В 1930‑е годы наблюдается стремительный рост по всем показателям, характеризующим развитие системы образования в Московской области. В 1928 году, в канун образования области, контингент учащихся вузов составлял 36806 человек. Это было меньше, чем до революции, в 1915 году — 39250 человек. Но проходит два года, и уже в 1930 году численность студенческого контингента возрастает до 57460 человек. Ещё через четыре года, в 1934 году — уже до 86827 человек.
Стремительный рост происходит и по численности учащихся техникумов. В 1928 году их численность составляла 24013 человек, но уже в 1930 году — 72949 человек.
В 1934 году в Московской области функционировали 74 городские и 190 сельских школ. Этого было, конечно, недостаточно для обеспечения всеобщего образования населения. Но Московская область опережала по количеству сельских школ все другие области РСФСР, а по городским была на втором месте после Свердловской области. В городских школах Московской области обучалось 46436 человек, в сельских — 27704 человека. Совокупно это был крупнейший контингент школьников среди всех областей РСФСР.
В Московской области апробировались многие экспериментальные методики образования и воспитания. Дух времени отражает, к примеру, деятельность знаменитой Болшевской трудовой коммуны. Коммуна ставила цель перевоспитания трудных подростков в соответствии с передовыми методиками педагогической теории. В Болшевской трудовой коммуне в 1936 году обучалось свыше 5 тыс. человек. Высоко отзывались о болшевском опыте А. С. Макаренко и М. Горький.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА:

МОСКВА — МАЛМЫЖ — МОСКВА

Имена погибших высечены золотом в камне:

А. Н. Антонов

А. Гарынин

Н.Глазунов

Л. Д. Золотов

П. Карцев

А. Касаткин

Г. Кремзуков

Е. Мельников

Ф. Моисеев

В. Никитин

Г. Новиков

И. Ноин

Г. Перепелкин

М. Пуклин

А. Фунтиков

Н. А. Чемоданов

А. Черняков

Этот мемориал, ранее располагавшийся напротив ректората, теперь стал частью Музея памяти МГОУ, расположившись вместе с портретами ветеранов в одной из аудиторий главного здания университета.

Большие планы развития были прерваны войной. К началу Великой Отечественной в МОПИ функционировали 24 кафедры. Росла численность студенческого контингента. Если в 1935 году число учащихся составляло 1775, то уже на учебный 1940–1941 год – 4393 человек. О том, что война стояла на пороге, свидетельствует открытие в 1940 году приказом директора секции штыкового боя.
Утверждённый контингент приёма на 1 курс в 1941 году должен был составить 750 человек. Устанавливалось следующее распределение по факультетам: исторический – 90 человек, языка и литературы – 150 человек, физико-математический – 120 человек, естествознания – 60 человек, географический – 60 человек, иностранных языков – 270 человек (в том числе – английского языка – 90 человек, немецкого языка – 90 человек, французского языка – 90 человек).
Начало военных действий застало ряд полевых экспедиций МОПИ далеко за пределами Москвы – в Крыму и на Кавказе. Срочно выходит распоряжение директора о запрете предоставления студентам летних каникул. Институт переезжает на время в выделенное ему здание школы в Большом Харитоньевском переулке.
Великая Отечественная война явилась серьёзным испытанием на прочность для всей страны. Не стал исключением и Московский областной педагогический институт. С началом войны многие преподаватели и студенты уходят на фронт. Не все из них вернутся с войны. Современные поколения преподавателей и учащихся МГОУ скорбят о погибших и чтят их память.

Институт продолжал функционировать и в военное время. В сентябре 1941 был начат учебный год. Ввиду того, что линия фронта сдвигалась к Москве, студенты МОПИ вывозились на работы по строительству оборонительных рубежей. Выезжали даже за пределы Московской области, на Смоленщину.
Здание в Подсосенском переулке было изъято у МОПИ для нужд военного ведомства в первый же день войны. Институт на некоторое время переехал в корпус одной из школ, расположенной на Нижегородском шоссе. Ещё летом 1941 года МОПИ был рассредоточен в зданиях двух школ – в Подколокольном и в Козловском переулках. При этом часть уникального лабораторного оборудования не могла быть вывезена. Оно осталось в здании, занятом воинской частью. Для МОПИ оно было безвозвратно потеряно. Пропали также и институтские архивы – невосполнимая утрата для историков.
Военное время требовало сокращения расходов. Большинство преподавателей с начала войны были переведены на работу в полставки. Проводится отчисление по ряду вспомогательных должностей. Устанавливалось ночное дежурство в институтских зданиях. Начало занятий утром сдвигалось на 8 ч. 30 мин.
Занятия были приостановлены только 15 октября 1941 года в связи с принятием Государственным комитетом обороны решения об эвакуации столицы. В это же время происходит смена директора института. Вместо отбывшего в г. Горький Д.А. Аллахвердяна директорские функции исполняет декан исторического факультета Александр Георгиевич Калягин.
Местом дислокации был выбран городок Малмыж в Кировской области, численность населения которого на тот момент составляла 6,5 тыс. человек. Транспортных средств для осуществления плановой эвакуации недоставало. После объявления эвакуации часть населения оказалась охвачена паникой. И тогда руководство института принимает решение о выводе студентов из Москвы походным маршем. Они достигали города Мурома, где уже распределялись по эшелонам, следующим на восток. Возглавляли переход профессор, заведующий кафедрой географии И.И. Никшич и математик, доцент М.В. Потоцкий.
Профессорско-преподавательский состав оставался в столице и был вывезен в Малмыж только через два месяца, в декабре 1941 года. Он вывозился из Москвы двумя группами – 6 и 11 декабря 1941 года. В самый тяжёлый период обороны преподаватели МОПИ оставались в столице.
В малмыжской эвакуации вместе со студентами оказались, в частности, языковед С.И. Бернштейн, математик М.А. Знаменский, историк А.З. Манфред, психолог И.И. Арямов. По состоянию на 1943 год существовало пять факультетов: физико-математический (М.А. Знаменский), исторический (А.З. Манфред), языка и литературы (С.И. Бернштейн), естественный (А.И. Фишкин), географический (Н.В. Тарасенко).

Приказ ф 7689 о 1 д 19
«О работе МОПИ в г. Малмыж»
Тяжёлый труд в эвакуации подорвал здоровье Александра Георгиевича Калягина и привёл к разрыву сердца. Могила Калягина находится на малмыжском кладбище, являясь своеобразным памятником всем сотрудникам МОПИ, павшим на фронте и в тылу в период войны. В эвакуации в Малмыже у Александра Георгиевича и его супруги, сотрудницы МОПИ, преподавателя французского языка Юлии Мироновны Зайдеман родился сын Александр. Калягин-старший умер, когда тому не было и месяца от рождения. Впоследствии Александр Александрович, сын преподавателей МОПИ первого призыва, станет знаменитым актёром. Всесоюзную славу ему принёс фильм «Здравствуйте, я ваша тётя!». В настоящее время Александр Александрович Калягин является председателем Союза театральных деятелей РФ. Он часто приезжает в Малмыж на могилу отца.
В Малмыж были эвакуированы не только МОПИ, но и некоторые другие педагогические вузы – Московский государственный педагогический институт имени В.И. Ленина, Педагогический институт имени К. Либкнехта, Дефектологический институт. Возникла необходимость их объединения в рамках единой управленческой структуры. Этим слиянием диктовалось решение о назначении на пост директора малмыжского кластера доцента МГПИ Николая Ивановича Молодых. Прежний директор МОПИ, старший преподаватель А.Г. Калягин перемещался на пост руководителя парткома, являясь одновременно деканом исторического факультета.

Калягин Александр Георгиевич
Директор МОПИ.1941-1942 гг.
«У меня своя память о вой­не, и она живёт со мной с самого рождения и будет со мной до конца моих дней. Я родился в эвакуации в городе Малмыж в 1942 году. Мой папа был деканом исторического факультета и директором Московского областного педагогического института, и он лично занимался эвакуацией института из Москвы в Вятку. Он умер через год, своего отца я не видел, сохранились только письма. Там со мной в это тяжёлое время жила мама, педагог того же института. Мой папа похоронен на вятской земле, и я часто туда приезжаю. Сохранился деревянный дом, где мы жили. Больница, где я появился на свет. 9 Мая — это дата моей биографии, это для меня самый святой праздник»

А. А. Калягин
Советский и российский актёр и режиссёр театра и кино, сын А. Г. Калягина
Но ­всё-таки подавляющее большинство малмыжских эвакуированных студентов и преподавателей принадлежали МОПИ. И в скором времени возобладала идея реорганизации вузов на его основе. Решением Наркомпроса объединённое высшее учебное заведение в Малмыже стало именоваться: Московский областной педагогический институт.
Среди известных выпускников МОПИ периода войны — видный советский литературовед и литературный критик Александр Иванович Овчаренко. Окончив вуз в 1942 году, он ушёл на фронт, а демобилизовавшись, продолжил обучение в аспирантуре.
Новым директором МОПИ ещё в малмыжский период его истории становится Яков Николаевич Надеждин. Член ВКП(б) с 1927 года, до войны он окончил Институт народного образования и Коммунистический институт. Работал в структурах СНК РСФСР по направлению просвещения. Уже после МОПИ он будет в июле 1945 года направлен в Германию в качестве инспектора по профессионально-­техническому образованию. Работал в структуре образования в зоне Советской военной администрации в Германии. В созданной в ГДР высококлассной образовательной системе — немалый вклад бывшего директора МОПИ Я. Н. Надеждина. По проблеме развития профессионального образования в ГДР им будет впоследствии защищена кандидатская диссертация.


Александр Иванович Овчаренко (1922—1988)
Советский литературовед и литературный критик. Член ВКП(б) с 1948 года. Родился 28 января 1922 года в деревне Григорьевка Туркестанской АССР (ныне Киргизия). В 1942 году окончил МОПИ имени Н. К. Крупской. Профессор МГУ имени М.В. Ломоносова (1956). Преподавал в других вузах. Доктор филологических наук (1958). Работал в ИМЛИ — заведующим сектором Полного собрания сочинений М. Горького (1965—1988). В 1964 году удостоен премии имени В.Г. Белинского за книгу «Публицистика М. Горького».

Яков Николаевич Надеждин
Директор МОПИ. 1942-1944 гг.
Особые задачи директорства в малмыжский период были связаны с материально-­техническим обеспечением и размещением. Институт размещался в Малмыже в здании местного педагогического училища. Преподаватели и студенты вели в эвакуации активную педагогическую работу. Около 300 лекций было прочитано ими в малмыжском Доме культуры. Ставились театральные постановки. Устраивались спортивные состязания и даже спартакиада. Большое внимание уделялось помощи местным колхозам.
После разгрома немецких войск под Москвой было разрешено открыть в Москве заочное отделение МОПИ. Структуры вуза функционировали в этот период одновременно и в Малмыже, и в Москве. Уже летом 1942 года удалось провести летнюю сессию для студентов-­заочников. Несмотря на войну, руководство страны не переставало думать об обеспечении работы системы образования. Правда, на сессию по всем направлениям смог прибыть только 251 студент. Численность студенческого контингента заочного отделения сократилась в 10 раз. С 1943 года заочное отделение перешло на нормальный режим работы. Был проведён приём на первый курс обучения. Поступило 900 человек. Общий контингент заочников возрос за год в девять раз.
Война выбила значительную часть учительского корпуса, особенно на тех территориях, которые оказались под оккупацией. Требовалось форсированно готовить новых учителей и обучать тех, кто был принят на работу без должного образования. Отсюда — особая роль, которая отводилась заочному обучению. Для облегчения учёбы заочников для них были открыты воскресные курсы. В некоторых городах Подмосковья — Серпухове, Коломне, Михайлове, Малоярославце — функционировали консультационные пункты для учителей. Использовался и формат ускоренного — восьмимесячного — обучения. Обучались на заочном отделении и военнослужащие из расквартированных в Московской области воинских частей. Проходила обучение и достаточно большая группа офицеров НКВД. Возглавляла заочное отделение МОПИ в этот нелёгкий период замдиректора института В.В. Хромова.

Приказ ф 7689 о 1 д 23
«Отчёт о приёме, успеваемости и движении студентов 1942 43»
Малмыж был не единственным местом, куда оказались эвакуированы представители профессорско-­преподавательского состава МОПИ. Многие вошли за это время в штат других вузов. Так что кадровый состав пришлось в значительной мере, с опорой на малмыжское ядро, формировать заново. Часть бывших сотрудников МОПИ после реэвакуации вуза удалось возвратить. Так, из 23 заведующих кафедрами в довоенное время в институт в 1943–1944 годах вернулись 15 человек.
Задача реэвакуации вуза была не менее сложна, чем задача эвакуации. Война ещё не закончилась. Боевые действия велись на территории СССР. Решение задач реэвакуации и организации учебного процесса после возвращения в Москву было возложено на директора МОПИ Я. Н. Надеждина.
В октябре 1943 года соответствующими решениями на уровне Совнаркома РСФСР и Моссовета МОПИ было предоставлено здание школы № 344 в Новокирочном переулке. Кроме того, в распоряжение института предоставлялся дом № 5/7 в Переведеновском переулке, где впоследствии будет размещён лингвистический факультет. Однако в 1944 году вопрос о здании получает новую актуализацию. Во властных структурах циркулирует мнение, что областной вуз должен быть территориально размещён в области. Возникает замысел о переводе МОПИ в город Загорск (современный Сергиев Посад). Коллектив вуза выступил категорически против этого решения и смог обосновать свою позицию перед властями. Перевод в любой из районов области означал бы ввиду специфики областных транспортных инфраструктур, выстраиваемых вокруг Москвы, переход от обеспечения кадрами всего Подмосковья к обеспечению лишь нескольких районов. МОПИ территориально остаётся в столице.
Реэвакуация МОПИ поставила вопрос о новом размещении вуза. И институт меняет свой адрес. Теперь он расположился в Новокирочном переулке (в настоящее время — Новокирочный переулок, дом № 4). До революции это было здание Реального училища. Оно состояло из трёх возведенных в разное время частей. Самая старая, правая часть фигурировала ещё на планах 1835 года. Центральная была возведена по проекту архитектора Августа Вебера в 1877 году. И, наконец, левая часть пристроена в соответствии с проектом Т. Я. Бардта уже в 1904 году. Все пункты исторического местонахождения главного здания Университета располагались в пешей доступности. Дух старой Немецкой слободы задавал особую академическую ауру.
Приказом Народного комиссариата просвещения от 3 августа 1944 года новым директором МОПИ была назначена кандидат исторических наук Антонина Васильевна Мамонтова. Решающую роль в проведённой замене директора сыграло, по-видимому, требование наличия учёной степени. В пользу этой версии говорит, в частности, отчёт Мамонтовой конца календарного 1944 года, в котором выносилось замечание Я. Н. Надеждину, что кандидатская диссертация не была им подготовлена в срок надлежащим образом. Яков Николаевич тем не менее продолжал ещё некоторое время свою трудовую деятельность в МОПИ. На Антонину Васильевну Мамонтову обрушился между тем груз проблем, важнейшей из которых являлась проблема размещения института.
До занятия директорской должности Антонина Васильевна Мамонтова преподавала на кафедре марксизма-­ленинизма. По-видимому, Антонина Васильевна тяжело болела, о чём свидетельствует приказ о возложении исполнения обязанностей в связи с её болезнью на заместителя — А. И. Козаченко.
В докладных записках, направленных руководству Москвы и Московской области, директор МОПИ А. В. Мамонтова сообщала о непригодности здания в Новокирочном переулке для нормальной организации учебного процесса — «не проведён газ, технический ток, отсутствует специальная вентиляция».
Институт был вынужден арендовать помещения лабораторий. Так, физико-­математический факультет пользовался в учебных целях физической лабораторией МГУ. Руководство МОПИ добивалось пересмотра решения Комитета по делам высшей школы о выселении его из здания в Подсосенском переулке, занятого Инженерно-­экономическим институтом имени С. Орджоникидзе. При невозможности возвращения в Подсосенский переулок директор Мамонтова ставила вопрос о строительстве для МОПИ нового здания.
С 15 мая 1945 года новым директором МОПИ становится литературовед, имевший за плечами боевой опыт на фронтах Великой Отечественной, Фёдор Харитонович Власов. До войны он был деканом литературного факультета, читал курсы теории литературы, русской литературы XX века, современной литературы. Дважды Фёдор Харитонович избирался секретарём партийной организации института. Одновременно он возглавлял критико-­библиографический отдел журнала «Новый мир», редактировал журнал «Молодая гвардия». Уйдя на фронт в июле 1941 года, Фёдор Харитонович участвовал в обороне Москвы, взятии Кёнигсберга, войне с Японией, был ранен, получил многочисленные награды, включая Орден Красной Звезды, Орден Красного Знамени, Ордена Отечественной войны обеих степеней. Начав с комиссара отдельной мотострелковой бригады, он дошёл до должностей заместителя начальника политотдела Западного фронта, начальника политотдела 5‑й армии и начальника тыла армии по политической части. Демобилизовавшись, он по представлению высших органов власти СССР утверждается директором (ректором) МОПИ. Параллельно Фёдор Харитонович руководил кафедрой советской литературы. Именно при нём и в значительной мере при его заслугах МОПИ в 1947 году переезжает по адресу улица Радио, дом 10а. Критическая проблема размещения была на данном этапе решена.
В поисках здания для размещения вуза пришлось даже обратиться к члену Политбюро ЦК Андрею Александровичу Жданову, курировавшему тогда вопросы идеологии. Вмешательство Жданова и имело решающее значение в том, что по сей день МГОУ размещается по своему уже традиционному адресу.

Мамонтова Антонина Васильевна
Директор МОПИ. 1944-1946 гг.
Приказ ф 7689 о 1 д 28
«Штатное расписание МОПИ 1942-43»

ПОСЛЕВОЕННОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

Институт, как и страна, возвращался к мирной жизни. В победном 1945 году в МОПИ обучались 814 студентов на дневном и 1700 — на заочном отделениях. Преобладание студентов-­заочников объяснялось спецификой восстановительного периода в истории СССР.
В учебном 1950—51 году контингент студентов возрос по сравнению с довоенным периодом на 2000 человек и составил 6394 обучающихся. Рост числа обучающихся продолжился и в последующие годы.
Реально заработала аспирантура. Начавшееся в 1939 году обучение в ней прервала война. На учебный 1944—45 год планировалось завершение учёбы трёх обучающихся заочно аспирантов. Уже к ноябрю 1944 года в аспирантуре МОПИ обучались 58 человек. Проходят годы, и на сорокалетнем юбилее института руководство отчиталось, что за прошедшее время в вузе было защищено 1857 кандидатских и 29 докторских диссертаций.
Уже в 1946 году в МОПИ был открыт первый физкультурный факультет среди нефизкультурных вузов страны. Вопрос о создании физкультурного факультета был актуальным ещё перед войной. С 1941 года в МОПИ началось обучение студентов других специальностей, желающих получить дополнительное образование по физкультурному направлению.
Вопрос о создании факультета иностранных языков также ставился ещё перед войной. О дефиците учительских кадров для преподавания иностранных языков свидетельствует постановление Президиума Московского областного исполнительного комитета советов депутатов. МОПИ в нём предписывалось, в частности, организовать двухмесячные курсы для подготовки учителей иностранных языков. Факультет должен был начать полноценное функционировать с 1941/42 учебного года. Помешала война. Но в послевоенное время факультет иностранных языков в МОПИ заработал.
С 1947 года ведёт начало формирование психологического направления в МОПИ–МПУ–МГОУ. Первоначально отделение логики и психологии было учреждено в рамках литературного факультета.
Сразу после войны организуются студенческие экспедиции. Страна ещё лежит в руинах, а преподаватели и студенты МОПИ пересекают её просторы для проведения полевых работ. Студенты-­географы выезжают в Молдавию, историки под руководством Б.А. Рыбакова проводят раскопки в Звенигороде, литераторы организуют выезды в целях изучения диалектов. Во время таких выездов проводилась просветительская работа с населением. Особо большое внимание уделялось выступлениям преподавателей и студентов в районах Московской области, находившихся во время войны в зоне оккупации.
В 1950 году была учреждена институтская газета «Народный учитель». Её первый редактор — А.С. Трофимова. Более сорока лет ей будет руководить в дальнейшем ветеран отечественной журналистики Михаил Николаевич Макаров. Газета «Народный учитель» существует и в настоящее время.
Так складывалась жизнь Университета в трудные 1940‑е годы. МОПИ соединил множество интереснейших судеб и достойнейших личностей, сумевших выстоять в вой­ну и оставивших нам свои воспоминания об альма-­матер и о том, как сложилась их жизнь в то непростое время.